(1994–1995) Камерный оркестр
Так тяжело…

Так тяжело…
надорвано
и грязно…
Но всё ж весна —
меж пальцы и
в ладонь! —
Лежит себе
ширóко и атласно
И пробует мизинцем
«верхний до»,
Капелит звук
и умножает цветом…
Я в нездоровых
стаявших руках
Ее
как неожиданным букетом
Держу…
держусь
и пестуюсь в духах…

 
Придешь ли ты когда-нибудь ко мне?

Придешь ли ты когда-нибудь ко мне?
Откроешь ли
как родину вторую…
Я знаю — там не плачут,
не тоскуют,
Но любят
так же как и на земле.
И только этим
Я тебя связую
с собой
И прозреваю, и ношу
Во чреве ожидания…
Одной
Далекой звездочкой
и близким поцелуем…

 
Капли апреля

***
У девочек-гимназисток
На косах порхают бáнты.
пышные, гладкие, пестрые,
разные…
Но каждый — настоящая
маленькая
фата…

***
Весенних бабочек
одуванчики…
Желторотые,
желтокрылые…
Машут вслепую,
лоснятся на солнце
И опыляют
чьи-то мечты…

 
Монастырь

(Дорогому Джанику)

††† (горы)
Твоих монастырей,
О Грузия, родитель —
Платон, Гомер,
Овидий
И Рустави многопевный…
Там скал
Готовы алтари
и кельи.
Туда
душа моя! —
К вершинам
вод небесных.
И вниз, с кувшином
на плече
Сходить
по тропкам тесным…

††† (колокола)
Туда! —
взрастить приплод,
На горных перепутьях
Свежайшей пеленой
Ветров его окутать…
Там быть беременной —
Как склоны все
окрест —
Естественно так
И природно…
Твой замес
Отрадно прибывает
В такт,
И скоро
с колоколом наравне
В тебе
малыш взыграет…

††† (травы)
Степенный настоятель
Андроник,
Из старых из князей армянских,
Научит
в травах разбираться.
Мы будем с ним
бродить
По перешейкам скал,
Фиалки горные искать
В расщелинах
и на уступах
Так нарочито грубых,
будто
Хранящих формулу цветка.

††† (краски)
На древнем водопаде
слева
От кряжа, соснами заросшего,
найду
Иконописца молодого
Лео…
От шума брызг
почти на крик я перейду…
Замру
в молчании, насытясь
Его изысканным письмом.
Промоем кисти,
а потом
Мы будем растирать
вдвоем
Все краски Грузии —
от зыбких
Полутонов
до пряных, взбитых
Побагровевших облаков…

††† (водопад)
И долго еще будет водопад
во мне, как в келье,
Играть, сбегáть,
И омывать, и делать
Всё новые,
всё потаенные ходы…
Шумит в ушах,
И сердце полное воды…
Потоки горние,
неудержимые потоки! —
Во мне,
через меня
и через времени пороги…

††† (храм)
На облупившейся от солнца
базилике
Змеится трещинка, —
В ней проросла гвоздика,
В ней ящерка протяжно
спину выгнет
И соскользнет
из старой шкурки вниз…
Вовнутрь зайду
и что-то
Тоже сброшу
ниц,
Как бы нагая
В белые нагие стены,
Песчинкой в раковину
перлов…

††† (песнопение)
Хорал хоров!
Могучих квинт и кварт
хребты и выи
Взметнут на кручи,
обожгут, отринут
От всех низин…
Обнимут невесомо и светло…
О, здесь
Грузинское взыскует серебро
Чистейших звуков…
А долина
Из века в век
Роди́т и пенит, и в могилу
Уносит славное вино…

 
Лиловая звезда

Лиловая звезда
безмолвных напряжений!
Веди меня,
глаза мне открывай
На новые восторги
и возжженья,
И лилии
с далеких звезд
срывай!
Яви защиту
пурпуром тюльпана
И закаляй недугом
непрестанно…

 
Есть ранний час — есть час прохлады

Есть ранний час — есть час прохлады,
Как чистоты прыжок…
Что день минувший пережег.
Что эта ночь изгладит…

Огромной нежности стоянье
Туманит молоком…
Одним прозреньем, как рывком —
О, тишина дерзанья!..

 
Когда луна вдруг совпадет с лицом

Когда луна вдруг совпадет с лицом,
Иль месяца на сердце угол ляжет,
Приму всю боль —
сатурновым кольцом
Она мне шею, плечи опояшет…
Но будет мне светло от блеска их,
И нежных грез
восполнятся утраты…
И первой радости
на этом поле жатвы —
На поле брани —
колосится стих…

 
Мой Друг...

Мой Друг,
Мой неотступный, вечный,
В сияньи синем фиолет,
Из розовых сосцов, из млечных —
Кормящий, вездесущий Свет…
Тенет зеленых покрывало…
Серебряных и струй,
и струн…
Всё золото миров и далей…
Вся мудрость
сокровенных рун.

 
Доказательства любви?

— Хочешь, я подарю тебе эту луну?!
— Я когда-то жила на ней
и пришла по ее коромыслу на землю…
— Хочешь, я сорву с неба эту звезду
и приколю к твоему платью?!
— Но у меня уже есть звезда —
вот она — звенит в груди…
— Тогда я отдам тебе То,
что никому еще не давал
и никто в целом мире таким не владел!!!
— Твою Любовь?.. Но она
разбежалась по сторонам
доказывать себя, разлетелась
на тысячи осколков восторга,
гордости и жалоб…
— Как же я теперь смогу жить без Нее,
моей единственной и великой?..
— Иди в мир искать свою любовь.
А с собой возьми мою звезду-сердце —
Она согреет и осветит твой путь…

 
Лучше бы я потеряла голос

Лучше бы я потеряла голос,
Как та Русалочка Андерсена…
Лучше бы я всю оставшуюся жизнь
Проходила на пуантах,
Как балерина, раня ноги…
Лучше бы я оглохла —
Лишь бы каждый день, понемногу
не вдоветь
по тебе.
И не видеть,
Как ты всё дальше и дальше
от себя
и от меня…

 
Ручьи и плечи

Разбудишь мокрым поцелуем,
Продолжишь линию плеча,
Слегка касаясь и шепча,
Как мир прекрасен
и волнуем…
Как он рождается, журча,
На стыке звезд,
когда тоскуем.
Как рвется ливнем
сгоряча
И как впадает в поцелуи
Ручьем,
затихнув у плеча…

 
О генеалогии

Каких корней?
Каких земных замесов?..
Рожденная
И Львовом, и Литвой…
Австрийским взгорьем
И таежным лесом…
Великой Лэси
Вторенной судьбой…
Едва проронит
Глина Михаила
Слезу по гончару…
Едва прольет свой взор
Речушка, ставшая
песком и илом…
Молчит
дед Яков…
прадед Теодор…

 
Быть музой и самой писать

Быть музой и самой писать —
Раскусывать гранат и камень,
Быть на глазах, как на весах,
Ходить почти что вверх ногами,
Обуздывать слезу в росе…
Для одного быть
и для всех…

 
В ожидании музы

Тишина запавших клавиш.
Веер губы затворил.
Полузвуки повторяешь,
Но не можешь говорить.

Кисея с плеча собьется.
Легкий шарф покрыл глаза.
Ветер из окна ворвется
И — бежишь раздетой в сад.

Локонов тугие гроздья
И плоды тяжелых серьг…
Ты как позванная гостья
В ожидании бесед…

 
Триптих романса

1
Срываешь с губ романс,
как розу, ненасытно…
Твой неприметный профиль и анфас
Нездешним, терпким голосом обдаст
И лоб, как нимбом,
жемчугом обсыпет,
Волнением любви —
как в первый раз…

2
О трепет триптиха Романса —
вы, чувство, музыка стиха.
И легкий глянец декаданса,
на всем оставленный слегка…
О трепет бледности и страсти —
всегда обветрит, обожжет,
Всегда так свеж… Как хорошо
Почти что умирать от счастья…

3
Как водится — сперва роман…
И уж потом воспет, оплакан.
Так розою украшен лацкан,
и роза брошена к ногам,
Романс — о мой завоеватель!..
и я запуталась сама…
Со мной всегда ты будешь рядом.
И потому — сперва роман…

 
Не кровавь помадой...

Не кровавь помадой
своих губ безмолвных —
Ты еще бледнее кажешься,
бескровней…
И тебя
пожалуй
Лишь зима белее…
Холод ее чистый
на щеках краснеет…

 
Из дневника

Я ходячий дневник
Поэта,
Умершего с голоду,
с глазу на глаз —
Луны близорукой
И солнца нещадного…
Я от счастья —
молчу,
А от горя
съедаю язык
неприкаянный…
Твердокаменный
Хлеб мой — развалины
правил,
Мечтательность —
меченый птах,
Который всегда
возвращается…
А перо
указующим перстом
Мне в самое сердце
Скрипит…
Вот свобода
Без ловчего
из без прицела…
Там и Церковь,
Там все,
кого мы полюбили,
полюбим…
Там ты…
И Данте —
друг мой старинный
Мне опять
новых кантик
Из рая пришлет
телеграфом…
Книжным шкафом
начну новый день,
А закончу
Рабочим столом,
погребенным
Всё теми же книгами…
Нежно выпадет
Письмами
снег
и покроет труды…
Разве ты
не заглянешь
на ужин?..
(Ну же — вдоволь
Капусты и жарких лепешек.)
На пир моих мыслей
и блеск твоих дерзких
идей…
Тесных стен
огонек…
Теснее объятий не сыщешь,
но и больнее.
Мой вечный конек —
Диогенова бочка,
как точка опоры…
Откупóрим!
Шампанского пену —
А выйдет наружу
Сама Афродита
или Елена…
Постелим
им
Пуха лебяжьего
сладкую слабость,
А сами на крышу взберемся
Отгадывать
лики
луны…
Ты
от раскаянья
Увидишь наверное Каина…
Я,
ожидая
стихи, —
молодую Рахиль…

 
Романс

Учись любить, не признаваясь…
Умей любить издалека…
И каждым взглядом возвращаясь
На бескорыстные брега…
Любовно глядя, как река
Уходит, весело плескаясь…

Что делать с нежностью такой?
Как только грудь не надорвется…
ТВОРИ! — и это есть покой.
А если что-то остается —
Раздай домашним, дальним, нищим
И жертвуй главным, а не лишним.

Люби бесшумно, безнадежно.
Ведь сердцу тишина нужна.
Страстей река и не удержит,
Прольет — и будет такова.
Ну а от волн ее мятежных
Опять спасает глубина…

 
Неоконченное прощание

1
Я знаю,
это похоже на бегство…
Но легче —
не видеть твоих потревоженных глаз,
Избежать разговоров общих
и раз
Мне проще
уйти, чем тебе —
Исчезаю,
Хоть знаю,
что это побег
внезапный…

2
Раз этого ты не прочтешь,
То это —
никому и не нужно,
Хоть «звезды и зажигают»…
Не бывает
дружбы
Меж светом
и светом:
Ты там, где
его не хватает…
А я —
где его черпают
Пригоршнями…
Вобщем-то
по этой системе
Птолемеевой
никто не лишний…

3
Почему
никак не могу проститься? —
Потому что снишься…
Потому что не спится…
И твой свет заразителен —
Синий, пронзительный!..
Да и в радуге
почти рядом
с моим фиолетом
светится
до последнего…

 
Прощание

На силу сила не найдется? —
Наш разговор как приговор.
И принужденность разовьется
В глухой отпор.

Тебя на миг обезоружу
Своей улыбкой невзначай.
Но стынет принесенный чай —
Пародия на дружбу…

Я напрошусь читать стихи.
Знакомы вспомним — Веру, Нину…
Я не пойму и половины,
Что скажешь ты…

И на прощание в прихожей
Я зацеплюсь за всё подряд.
И не подам руки отсохшей —
Ты будешь рад…

 
Лишь подумаю о тебе...

(В. С.)

Лишь подумаю о тебе —
Мысли тучками набегут.
Я как будто бы не в себе,
И мечтаю — как наяву.

Глаз твоих голубей пущу —
Возвратятся еще синей…
Я объятья к тебе ращу,
И они всё сильней, сильней…

 
Не доросла еще до неба

Не доросла еще до неба,
А уж зависла над землей…
И на мечтах своих воздета,
И спрятана как под полой…

 
На облаке

(Аллочке Пирожок)

На облаке,
На сладкопенном облаке
От образов
Не убежишь…
Разобранной
На вздохи и на возгласы
Беременно
Лежишь…
Вдоль — розово,
Лилово с перезвонами…
И теплый
Пересвет…
Откроется,
От мудрости раскованной —
От легкости,
Секрет —

Зачем тебе
Все грозы эти горькие,
Зачем полночный
Страх…
Развеянной
На слезы многоокие,
На эту боль,
Сестра…
Очищенной
Под мрамор неизменчивый,
Под золотой
Пушок…
Осмысленной,
На облаке расцвеченном
Сольешься
С малышом…

 
Двойной улов

Я уловила ритм весны
И тут же страшно простудилась.
Но тело сладко отделилось
И потонуло от росы.

Как из огня да в полымя!..
Фосфоресцировали рыбки,
И пенкой молока улитки
Ловили на земле меня…

 
Звучи, орган!

Звучи, орган!
Вот ребра труб отверстых,
Вот пальцы клавиш,
Ног — ножных…
Где купол церкви
Духами ожил —
Консерваторским,
Университетским.

Где витражами глаз
Миры струятся.
Со лба нисходят
Тысячи путей.
И роза сердца
Пробует подняться
До губ,
Чтоб улыбаться
Красоте…

 
Экслибрис

(Васе Слапчуку.
Поэту от поэтессы)

Козак встает из козака,
Пока философом не станет.
Бедняк встает из бедняка,
Пока веревкой боль не стянет.

Рожденья волнами бегут,
Опережая, отступая…
Поэты из поэм идут.
Идут на смерть.
Идут из Рая…

 
Одним концом пера — пишу

Одним концом пера — пишу,
Другим — под хохолок — дрожу,
Как по земле хожу.

И чем острее срез копья,
И тем нежнее бытия
Объятия…

 
Исповедь ангела

Я истиной приду
открытой
И потому — простой,
и потому — непринятой.
Как мимо облака
плывут,
Как звезды в рукава — вдоль рук,
покалывая, оставляют
лишь свет
и только ослепляют…
Ну а таинственна
и вся в себе
Лишь ограниченность,
как захребетник…
Всё, что имею,
я отдам —
Вот утешение любви
и радости великой!
Но ближе вам
и дороги́
ваши страданья, беды и обиды,
и вы привязаны к ним,
как Сизифы
к камням своим…
И лишь почуя музыки
проточье
Или стихов моих
пророщенные травы —
Вам хочется узнать
меня поближе,
вы выше стали
думать обо мне,
на всех углах
готовы славить.
Но ведь искусство —
слабый отпечаток
Всё той же сущности
любви…
И я, невидимым,
от похвалы скрываюсь
И вновь выстраиваю
хрупкие мосты —
От счастья
до сейчасного мгновенья,
где равноценны
Я и ТЫ…

 
Нет совершеннее печали

Нет совершеннее печали,
чем ожидание весны —
Еще желанья не ясны,
А вы уже и заскучали.
То плачете —
как дождь идет,
То веселитесь,
вопрошая,
Себя смятеньем украшая…
Вам молчаливость так идет…

Да, чувство велико́ и чи́сто,
Когда живем мы бескорыстно.

 
Легкость (Триптих)

1
Застывшая легкость тела как стебля изгиб…
Руками заиндевело пущу лепестки.
На что голова похожа, тюльпан вместо рта…
Не сердце стучит, а дрожи звезда.

2
Наверно… звезду проглотила — то лед, то огонь…
По горлу она покатила, звеня точно гонг.
Предчувствиями заколола, заныла в груди.
И я уж привыкла к боли — расти…

3
Цветы и звезды, как сестры, глаза — их магнит.
В прохладу этих раскосых ты впрыгни-моргни.
И сразу вырастут лилии за спиной…
Вот они крылья жизни иной…

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 Следующая > Последняя >>